Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Хрусталев, машину!

Хрусталев, машину!
1998 - Россия

Режиссер:

В марте 1953 года, в разгар печально знаменитого «дела врачей», генерал медицинской службы, академик, начальник военного госпиталя, блестящий нейрохирург и любимец женщин Юрий Георгиевич Кленский чувствует, что обвинение его в шпионаже и ссылка в лагеря – вопрос нескольких дней. Появление специально подосланного для провокации шведского журналиста рассеивает последние сомнения и Кленский предпринимает попытку побега. Но на развилке за городом его ловят и пересаживают в крытый грузовик, где выдающегося врача насилуют урки. За сутки генерал проходит через все круги ада, опускаясь на самое дно жизни, и вскоре попадает на потайную дачу, где ему поручают спасение некоего важного больного. В жалком, лежащем в собственном дерьме старике генерал не сразу распознает «вождя народов» товарища Сталина…

Авторы сценария: Светлана Кармалита, Алексей Герман.
Композитор: Андрей Петров.

Перфекционизм режиссера достиг таких высот, что зритель физически ощущал себя генералом 1953 года, сходящим с ума, арестованным и изнасилованным. Михаил Трофименков.

Призы Российской академии к/ф искусств «НИКА-99» в Москве (2000) в номинациях – лучший игровой фильм ,лучшая режиссерская работа А.Германа, лучшая операторская работа В.Ильина, лучшая работа художников В.Светозарова, Г.Кропачева, М.Герасимова, лучшая работа художника по костюмам Е.Шапкайц.

Почетная бельгийская кинопремия «Золотой век» (2000).

Национальная премия кинокритики и кинопрессы «Золотой овен» (1999) в номинациях: лучший фильм, лучшая режиссерская работа А.Германа, лучшая работа художников В.Светозарова, Г.Кропачева, М.Герасимова, от Попечительского совета, приз актеру (Юрий Цурило).

Приз за лучшую женскую роль (Нина Русланова) на КФ «Виват, кино России!» в Санкт-Петербурге (2000).

Премия «Триумф» кинорежиссеру А.Герману (1998).

Рецензии на фильм
Хрусталев, машину!

18
#
Отрывок из книги Алексея Германа
Алексей Герман: Про фильм "Хрусталев, машину!" писали много. Писали плохо, писали весьма хорошо... Причем, одни и те же газеты и написали плохо, и потом извинились. Впрочем, человек вправе не принимать этот фильм и писать об этом. Недавно один сценарист с красивым именем написал про картину "Хрусталев, машину!" - блевотина. Не распространяясь в деталях - блевотина и все.

Со сценаристом с красивым именем, так определившим фильм "Хрусталев, машину!" мы давно знакомы. И если напишем, что он – человек сильно пьющий (во всяком случае, долгие десятилетия был), то не станем доносителями, ибо он сам неоднократно в подробностях писал об этом. Вообще-то в России алкоголики часто бывают хорошими людьми, часто плохими. Но мы вовсе не об этом. Мы о чудесном, почти сказочном факте… Так вот, сценарист этот во время запоев часто исчезал. И часто никто не знал, куда. Знали мы, потому что, к несчастью, это запойное время он периодически проводил на даче, когда-то принадлежавшей моему отцу, которого к тому времени давно уже не было в живых. Дело происходило в поселке Сосново Ленинградской области, километрах в ста от города. Случалось это как ужасное нашествие. Опухшее, давно не бритое и черт знает чем пахнущее существо вваливалось на наш участок. Ситуацию спасало то, что на заросшем большом участке, помимо самой дачи, стоял маленький рабочий домик, куда когда-то уходил писать отец. Туда сценариста мы и препровождали. Там он поглощал в невиданных количествах портвейн "Агдам" или же азербайджанский коньяк "Три звездочки". Иногда этот страшный, синий, опухший и пахнущий чем-то кислым человек появлялся там, где мы со Светланой жили, что-то незначительное съедал, поскольку, как сам сообщал, был на жидком топливе и отправлялся опять в домик. Это было странное питие. Красавец-сценарист пил и блевал, пил и блевал. Причем блевал всегда в одном и том же месте - у бузины у забора, днем и ночью с одними и теми же промежутками во времени. Когда-нибудь запой заканчивался, и сценарист, долго и сердечно благодаря нас, уезжал…

Однажды после его отъезда, прогуливаясь по заросшему нашему саду, я задумался и оказался у той бузины. И застыл. На месте, где блевал сценарист с красивой фамилией, росли необыкновенного совершенства высокие, потрясающие воображение папоротники в каких-то цветах… И хотя легкий запах "Агдама" исходил от них, нам казалось, что цветоводы всех стран планеты должны были бы преклонить колени перед этой красотой. Мы не сочиняем, мы даем честное слово, что это было так. Надо было что-то делать, надо было немедленно вызывать кого-то из Ботанического сада. Но случилось как раз наоборот. Заболел режиссер, снимавший на Севере. И нас срочно умолили туда отправиться что-то доснять. А когда вернулись, гордости российского цветоведения не было. Какие-то грязные стебли без цветов и запах сельской пивнухи. На следующий год не было и вовсе ничего. Вот какая грустная история. А мог бы этот сценарист Эдуард прославиться на весь мир, выведи у нас этот сорт, закрепи его генную память или что-то там такое. Что там Голландия с ее черными тюльпанами! Этот папоротник Эдуарда прославил бы Россию. Его разновидности. Алый! Прозрачный! Пурпурный – как звучит! Главное – на века. Потому что все то, что сделал за свой долгий век сценарист, в общем, не имеет отношения к серьезному искусству. А там, где вроде имеет, там на самом деле не совсем он, или вовсе не он. Знаем по себе. Но все равно, ничто не сравнимо с той мировой славой, которую могли принести папоротники нашей державе. Ведь мы видели, клянемся, честное слово даем – было.

А нынче - что ж. И портвейн "Агдам" не достать. И желудочный сок с возрастом явно изменил формулу… И забудут сценариста на следующий день после последних строк в каком-нибудь сериале. И оставшиеся годы пройдут в услужении у киноолигарха, которого он на самом деле ненавидит за антисемитизм, уж мы-то знаем, от самого сценариста наслышаны. Как это у Чехова: "Убытки, ах, какие убытки".

(Радио Свобода)

20 ноя 2006

#

"Гениальность отчаяния" Французская пресса о фильме Алексея Германа "Хрусталев, машину" http://old.kinoart.ru/2000/3/18.html Готическое произведение о сталинской России... Непонятное, но завораживающее... По сути -- это вихрь причудливых картинок, целая галерея невероятных портретов, достойных северного Феллини. Есть что-то и от братьев Маркс в этом сумрачном готическом повествовании, которое требует от зрителя полной отдачи под страхом дальнейшего пребывания в полном неведении... Ж.-М.Дюран Le Progrиs, 13 января 1999 года Начиная с 70-х годов Алексей Герман снимает прекрасные фильмы, которые можно поместить на славянском конце оси, другой (романский) конец которой оставался бы по праву за Феллини, а центр занимал бы Кустурица. Последняя картина Германа (вызревавшая пятнадцать лет) идет по следу врача -- жертвы заговора, -- которого депортируют, а затем по приказу Берии освобождают ради спасения умирающего Сталина. Все это лучше знать заранее, поскольку невероятная формальная плотность фильма достигается за счет повествовательности и зрителю легко потеряться в изобилии персонажей, предметов, звуков, лиц и событий, чревоугодно снятых длинными планами неимоверной сложности. Эта великолепная картина была необъяснимо отвергнута на Каннском фестивале 1998 года. Ж.Д. Premiere, февраль 1999 года "Хрусталев, машину!", новый фильм, снятый Алексеем Германом, предлагает богатейшую поэтическую фреску сталинской эпохи, которую режиссер трактует как вневременной портрет России -- от царской до современной. Автор картин "Проверка на дорогах" и "Мой друг Иван Лапшин" показывает жизнь привилегированной семьи генерала медицинской службы в начале 50-х годов, которую визит иностранного журналиста и знаменитое "дело врачей" повергают в ад ГУЛАГа. Генерал, доставленный к постели умирающего Сталина, будет "помилован" Берией. Но он все равно не сможет вернуться к прежней жизни и найдет себе новую: скитания по железным дорогам бескрайней России. Сын известного советского писателя, Герман снимал на протяжении всей первой части картины свое собственное детство: бесконечный круговорот праздников, скандалов, криков, шумов, звуков... Хотя семья Германа и не пострадала от сталинских репрессий, он все равно всегда, по его собственному признанию, испытывал "болезненный интерес к этому периоду". L'Echo du centre, 14 января 1999 года Картина-монстр, выбивающаяся из размеров, форм, выламывающаяся из колеи. Такой может быть только сама Россия. Тот, кто читал русскую литературу, не будет полностью подавлен крайней степенью безумия и деструктивности, которые царят в каждом плане и пропитывают каждое мгновение фильма. История непостижима, да это и не важно. "Хрусталев, машину!" -- фильм, исчерпывающий и изнуряющий, умудряющийся представить несколько веков истории матери России, которая клокочет в жилах ее сыновей и дочерей. Камера Германа неутомимо выхватывает отдельные судьбы, запечатлевает на черно-белой пленке трагическую оргию страны. Фильм в духе Феллини и Достоевского, "Хрусталев" -- произведение полифоническое... Les Inrockuptibles, 6 января 1999 года Этот фильм -- черный алмаз. Сверкающий и непроницаемый. Отталкиваясь от "дела врачей", очередного -- какого по счету? -- параноидального бреда умирающего Сталина, Алексей Герман создает барочный кошмар, ведущий нас через ночную Москву, от настоящего капернаума старой квартиры до интерьеров военного госпиталя в духе Кафки. На просмотрах Каннского фестиваля картина была встречена стуком освобождающихся кресел -- публика уходила. Что это -- непонимание шедевра или санкция против блестящей, но раздражающей режиссуры? Ф.Т. La Vie, 14 января 1999 года Для того чтобы войти в этот фильм, нужно допустить, что не все произносимые слова можно понять, не во всех ситуациях можно разобраться, признать, что персонажам дозволено жить своей жизнью. Главное -- найти себе место в центре этого хаоса. Так как в "Хрусталеве" речь идет только об этом -- о хаосе, в который сталинизм поверг Россию, и о последних часах этого режима. О хаосе, в котором она всегда находилась, как утверждает Герман своими черно-белыми, цвета памяти, кадрами невиданной красоты, своим фильмом, в котором больше всего ужасает спокойствие, смирение, с каким все это показано. П.М. Le Nouvel Observateur, 14 января 1999 года "Хрусталев, машину!" Алексея Германа -- шедевр, хотя и не признанный в Канне. Фильм-река без границ о 53-м, о последней зиме сталинского царства, где роман об одной московской семье и Большая История соединяются в единый, абсолютный и исполненный юмора сумбур. Liberation, 13 января 1999 года ..."Хрусталев, машину!" -- киношедевр по тем же самым причинам, по которым мы не смогли признать это раньше -- в Канне. Именно потому что он "гладит" все наши ожидания против шерсти, потому что он погружает в состояние оторопи. ..."Хрусталев" -- река, то и дело выходящая из берегов, которые ей пытаются очертить. В итоге наводнение оказывается тотальным, а счастье погрузиться с головой -- бесконечным. ..."Хрусталев", вне всякого сомнения, русский фильм, фильм неизмеримо умный в подходе к выбранной теме, поскольку он предусмотрительно остерегается выдвигать традиционные обвинения. Чудовищность диктатора и ужасы диктатуры описаны в нем как несколько особенное, но все же извечное свойство человеческой натуры. А еще "Хрусталев" -- это фильм, который сняли бы наверняка, стань в свое время кинорежиссерами Достоевский и Чехов. Одну из героинь называют Соней Мармеладовой, убийцу -- Карамазовым, "блаженного" -- Идиотом, а в семейных коллизиях есть что-то от "обезумевшего" "Вишневого сада". Но простым использованием чисто русских ингредиентов борща еще не сваришь. В этом смысле Герман -- чертовски искусный повар. С присущей ему гениальностью он поддерживает на сильном огне всю эту невообразимую мешанину... В шквальном потоке дезориентирующих длинных планов, стремительных диалогов и "предельной" актерской игры Герман выдумывает свой особый юмористический стиль. В объективе его эклектичной камеры самораскрывающийся зонтик оказывается не менее значимым и решающим, чем тирада: "Язык вырву, в жопу затолкаю, на Луну отправлю!" Точно так же двойник генерала Кленского не менее достоверен, чем сам генерал. Если только последний сам не является подставным. Драки, крики, жратва, трахание, рыдания, треп, плевки в рожу, колбаса в кровати, коньяк в чае, еврейские девочки в шкафу, Сталин в дерьме, олень под снегом -- возможно все. Все это вместе -- "бардак", одно из излюбленных понятий русского языка. Но приключения "Хрусталева" -- испытания как умственные, так и физические -- были бы неполными без пронзительного поэтического транса. Взять хотя бы снег, один только снег, весь этот снег, снег, идущий на протяжении всего фильма... Снятый глазами подростка, "Хрусталев" трактует сталинизм так же, как "Амаркорд" Феллини (с которым Германа связывает многое) трактовал фашизм. Не документальное свидетельство и не комментарий, но бунтующая экстравагантность. В конце века Алексей Герман увидел и показал сон -- сон, который осознает себя сном и оказывается не чем иным, как самоопределением кошмара. Жерар Лероф Liberation, 13 января 1999 года Черно-белый конец света, вытканный крупно-зернисто, высвеченный светотенью, с движущимися, вибрирующими, шумящими, пьющими чай -- или коньяк, а коньяка много -- персонажами, которые превращают жизнь в драматургию. "Хрусталев" -- это Эйзенштейн и Кафка со сверхдозой Достоевского. Красиво. Красиво до слез. Абсолютный шедевр, если бы в течение первого часа было понятно, что есть что и кто есть кто. ...Берия кличет своего шофера: "Хрусталев, машину!", как если бы кто-то крикнул: "После нас хоть потоп". Это и есть потоп. Сцены-галлюцинации... Потрясающие картинки ада. Абсолютная гениальность изображения. Гениальность отстраненного взгляда. Гениальность, которая может очистить время, когда ужас прошел. Гениальность отчаяния... Больше двух тысяч зрителей не наберет. Все в порядке. Жан-Пьер Дюфрэн L'Express, 14 января 1999 года Прежде всего это непонятно. Даже если вы превосходно разбираетесь в советской истории, знаете о Берии и "деле врачей", вам потребуется определенная смелость для того, чтобы не запутаться в меандрах повествования. Но для Германа, одного из величайших русских режиссеров современности, дело не в этом. Он рассказывает не историю... Яростным портретом страны в трансе Герман стремится выразить нечто более глубокое, дать метафору "русской души". Aden, 13 января 1999 года Идеалу нет места в этом мире безумия, который мог бы родиться под пером Шекспира. Неужели русский народ обречен на страдания? Дано ли ему право выбора? И да, и нет -- отвечает Герман. Теснота коммуналок, жильцы которых могут пропадать, а затем снова появляться, причем это никогда никого не удивляет, -- это всего лишь метафора режима, где от мысли о свободном правосудии становится смешно до смерти. Когда будни начинают проживаться исключительно как неизбежность запрограммированной невыносимой судьбы, лозунг "Спасайся, кто может!" становится всеобщим и каждая из частных, индивидуальных реакций несет в себе не больше рационального, чем их совокупность... Сцена "Генералиссимус испускает последние газы", которая нас так поразила на просмотре в Канне, придает картине глубокий смысл: здесь показано, как жертва целует руки деспоту. Как можно точнее высказать все об этом загнивающем строе? А великолепное черно-белое изображение способствует реконструкции прошлого, материализации памяти, этому режиссер, начиная с 1967 года, посвящает все свое творчество. ...Поезд германовской истории, которым завершается "Хрусталев, машину!", мчится по рельсам за тысячу верст от дешевого покаяния. Les Inrockuptibles, 13 января 1999 года ...Комедия власти на домашнем уровне заканчивается в тот момент, когда диктатор испускает последние газы. Перед вонючими останками Сталина -- генерал, первый свидетель своего собственного грядущего исчезновения. В этой синхронной кончине двух параллельных систем не нужно усматривать никакого встроенного символизма -- это успешное осуществление уникального проекта, такое под силу только фантастическому режиссеру, который смог передать дыхание Большой Истории через неистовую пытливость своих детских воспоминаний. Поставив на карту все, Герман вышел из игры победителем собственных кошмаров. Фредерик Бонно Cahiers du cinema, январь 1999 года "Хрусталев, машину!" -- шедевр, фильм, уже ставший классическим, безумно амбициозный и невыразимо красивый, фильм, который следует за одним персонажем biger than life, но охватывает все хаотическое движение Истории, не скатываясь при этом в дидактизм и не опускаясь до иллюстрации установленных догм. "Хрусталев" так мало объясняет, что некоторые находят его сложным для понимания. Они просто не привыкли к тому, что режиссер устанавливает планку столь высоко -- замахнуться на переломный момент века, переосмысливая киноискусство как средство для воссоздания глубоко скрытых и спутанных ощущений ребенка, оказавшегося свидетелем событий, которые не укладываются у него в голове. Здесь все так далеко от ленивого минимализма по-французски или неуклюжего символизма Ангелопулоса -- естественно, что это нас смущает и потрясает в равной степени. Здесь мы оказываемся в малоизведанной области эпической поэмы, наполненной шумом и яростью. ...Для того чтобы рассказать о конце сталинизма, Алексей Герман изобрел кино превышения или кино нагнетания, как если бы предстояло слишком многое увидеть, полюбить, отбросить, показать и как если бы правда рождалась из этого перенасыщения, чрезмерности и постоянного раскрепощения, высвобождения, выявления чего-то скрытого. Фильм движется вслед за субъективной камерой, которая то бросается хищником на жертву, то скользит ласково вдоль изгибов тела. Абсолютно индивидуальный стиль, благодаря которому удается создать очерк безумия, кошмар наяву, удержать зрителя в состоянии смятения... Кино, которое Герман буквально придумал специально для того, чтобы оно как можно больше соответствовало хаосу исторического момента, который он хочет воспроизвести. Фильм "выносит" то, что режиссер называет "невыносимой болезненностью русского бытия". Герман представляет его как попирающее себя чудовище, достойное кисти Брейгеля. Его кино укореняется в плоти и в сознании как идея вечной невозможности избежать страданий. Есть еще и груз истории, который во многом объясняет длительность всех этапов подготовки и производства фильма: требовалось, чтобы реализация такого замысла происходила "нехорошо", чтобы она длилась бесконечно. Это было, можно сказать, запрограммировано в самом проекте, в его внутреннем сценарии, ибо вечной переписи подлежит вся русская история, история народа, с которым все происходит "нехорошо". Но этот фильм-фреска является еще и особенной формой эпического видения интимного. И это личное воспоминание -- место перехода, на который требуется время, как если бы понадобилось долго, терпеливо ждать, пока ткань для пересадки врастет между тем, что принадлежит всем (конец сталинизма), и тем, что принадлежит одному (детство при сталинизме). Вот почему снимать сталинизм означает для Германа прежде всего записывать все противоречивые чувства, которые весь народ и он сам, ребенком, испытывал по отношению к Истории. Не воссоздание Истории, но ее чувственное представление, неразрывный клубок видений. Антуан де Бек Cahiers du cinema, январь 1999 года Хаос. Именно это слово характеризует впечатление от выдержанного испытания -- просмотра фильма, который так и хочется определить с помощью какой-нибудь естественной метафоры: ураган, циклон, потоп... Однако это произведение на самом деле далеко от естественности. Являясь уже само по себе метафорой, оно в метафорах не нуждается. Фильм принадлежит к разряду таких редчайших кинематографических явлений, которые бросают вызов всем категориям вкуса. Это гран-гиньоль, ибо таков карнавальный итог советской эры, ее последняя гримаса. ...Кажется, что эта картина нечто большее, нежели трагическая буффонада о советском режиме. Она является его точной кинематографической репликой (причем в обоих значениях слова). ...Герман с его гениальностью и манией величия бросил вызов, открыв -- балансируя между потоком сознания и точным воссозданием Истории -- титанический процесс над одной из самых кровавых политических систем века. Но его главный обвиняемый не столько исторический Сталин, гротескный труп, являющийся в конце фильма, сколько одушевленный в образе его обыкновенной жертвы извечный русский деспот, в данном случае генерал Кленский, симпатичный домашний тиран и патологический образчик главы семьи, соотнесенный с образцом образцов, "отцом всех народов". Такая формула сталинизма подталкивает к двум противоречивым выводам, делает итог фильма несколько двусмысленным. Первый тезис: противника можно победить, оборачивая против него его же собственное оружие. Карнавал, насмешка, гротеск используются для развенчания системы подавления, которая в конце концов пожирает саму себя. Второй, более проблематичный вывод связан с нигилистской философией Истории, которая словно оправдывает страдания нации во имя морального детерминизма и внушает -- что еще страшнее -- мысль о том, что невинных жертв не бывает. ...За Германом, вне всякого сомнения, осталось последнее слово, но ценой какой горечи! Как много он за это заплатил... Жак Мандельбом Le Monde, 14 января 1999 года Перевод с французского М.Божович

6 окт 2005 Poster

#

Формально очень сложный фильм. Следует выработать в себе особое психофизическое состояние, чтобы досмотреть его до конца, оставаясь индивидом, способным осмысленно воспринимать реальность (в том числе реальность кинематографическую), или просто не испытывающим потребность заснуть и больше никогда не просыпаться. Нет сомнения, перед нами образец интеллектуального, независимого кино (даже слишком интеллектуального и слишком независимого, независимого от возможностей антропологического восприятия). Вместе с тем, мне представляется, что визуальный язык кино должен оставлять возможность многоуровневой интерпретации, а не только выступать маркером, посредством которого узкий круг искусствоведов удостоверяет свою групповую идентичность. Мне было намного проще прочитать тексты критиков, анализирующие "Хрусталев, машину!", нежели ознакомиться с самим предметом этих аналитических усилий. В конце концов, я понял: читать намного проще, чем смотреть (и это утверждение верно по отношению к любому визуальному или текстуальному продукту). Может быть, я заражен болезнью дискурсивного логоцентризма; может быть, я родился слепым; может быть, концептуальные схемы не позволяют мне без травматических последствий выступать в роли любителя кино. В любом случае, работа Германа осталась за рамками моего жизненного мира, и это обстоятельство не может не вызывать у меня сожаление.

7 июл 2007 Gregorian1968

#

Германа надо отправить на необитаемый остров и пусть до конца жизни там просматривает свои "шедевры"/ В одиночестве.

22 мар 2008 Гость Тучка

#

Это кино не для всех! Люди, знающие историю и заставшие времена 50-х, наверное, могут, как я, ощутить удивительное состояние погружения в прошлое. И осознание того, что людские типажи и отношения не меняются.Картина гениальная, но впечатление гнетущее - прямая противоположность "Острову".

14 июл 2008 Гость Ирина

#

Да, смотреть фильм - это тяжелая работа для ума, но это того стоит! Даже на следующий день после просмотра фильма у меня перед глазами этот фантастический кадр крупно падающего сказочного снега. Давайте исытаем гордость за наше кино и за то, что живем в одно время с гением, стоящем на равных с Феллини и Бергманом.

21 июл 2008 Tanya

#

Фильм очень тяжелый. К сожалению его никогда не поймут иностранцы. Очень жаль, что Алексей Герман Уходит из кино. Россия очень нуждается в интеллектуальных фильмах и в развитии культуры.

24 авг 2008 Анастасия

#

Посмотрел фильм 2 раз, ранее видел его несколько лет назад. Обычно с каждым просмотром фильмы германа становились понятнее ближе любимее. Так было у меня с Лапшиным. В этот раз не получилось. звуковой ряд все таки очень неразборчивый, пытаешься понять что говорят, а звук неважный, неужели это тоже задумка автора?. Некоторые сюжетные моменты так и остались не понятными. Например двойник, журналист, истопник. Фильм безусловно талантливый и завораживающий и безусловно не для всех, м.б. и не для меня.

2 сен 2008 Андрей

#

неинтересно

21 ноя 2008 Гость

#

Фильм плохой и будет забыт.

Вопрос у меня только один: на какие деньги фильм снимался ? Судя по титрам - из российского бюджета + франц. спонсоры. То, что потрачено из бюджета на очередную фантазию из серии "СССР-дерьмо" нужно вернуть, взыскав с самого режиссёра и с его жены - автора сценария.

Оправдывает этот тяжелый бред может быть лишь то, что и сам режиессёр и его отец всю жизнь были придавлены гнётом диктатуры ("отовсюду мы слышим стоны"), но раньше не могли возвысить свой голос за правду.

Ну и ради смеха комммент по поводу того, на кого рассчитан фильм - в числе прочих на западных интеллектуалов, громящих кровавый режим:

- реплики в фильме в основном невнятные, не поймешь кто что сказал (не владеющим русским языком это все равно, они будут титры читать)
- но одна всемирно известня песня пропета в конце фильма внятно и четко, и всем видно: один из народов СССР, угнетенный, подавленный, изгнанный отовсюду - из кино, литературы, музыки, науки, медицины, преподавания и т.д. - радуется и приветствует смерть тирана

14 сен 2009 KIR

#

"на какие деньги фильм снимался" -- блин, запарил своей копипастой! Фильм доставляет. Очень крутая работа.

26 сен 2009 Гость

#

жесть..но такова жизнь!

5 янв 2010 Гость

#

Всем, кому неинтеретно, непонятно, на какие деньги и т.д. НЕ ЧИТАЙТЕ АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ, и вообще,смотрите Дальнобойщиков, Папиных Дочек, Дом 2 и ананируйте в одноклассниках.

5 фев 2011 Гость

#

бред !! дурдом !!! этот фильм нужно показывать по спец билетам !!!хороший он ? или плохой режисёр ?но по этому фильму я лично против этого фильма ! угнитение всего живого совести чести достоинсва режисёр даун ! я под своими словами подписываюсь .

30 апр 2011 Гость

#

для гостья !!! про дальнобойщиков папиных дочек !!!ты вообще был на колыме ???ты что сука много понял с этого бреда ???полное опустошение россии в этом фильме !

30 апр 2011 Гость

#

Фильм, безусловно, гениальный. Вооще-то, я только с третьего просмотра начал понимать его и связывать эпизоды в сюжетную линию, хотя мотивации многих героев все равно не понятны... Но это не так и важно. Фильм погружает зрителя в водоворт чувств, воспоминаний. Он позволяет пережить их.

13 сен 2011 Гость

#

Первый раз смотрела фильм полностью, хотела сделать свой вывод о фильме,Оторваться не могла, не могла не плакать, Всё правда, Самое страшное, что почти ничего не изменилось! Фильм действительно гениальный, он не для всех!Это надо чувствовать, знать время действия, Спасибо режиссёру и всему актёрскому составу,

16 окт 2011 Татьяна

#

Отличный и впечатляющий фильм.

5 сен 2011 Гость

Оставить рецензию Хрусталев, машину!

Войдите или Зарегистрируйтесь
Это позволит вам отслеживать рецензии и комментарии других людей, а так же вы сможете участвовать в розыгрыше фильмов за лучшую рецензию.
Имя
защитный код
введите код с картинки слева
 
Актеры Оценка за игру в этом фильме
Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 38




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов