Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Новость

Владимир Шайдаков: «Ленфильм» еще не умер

Два месяца назад глава «Ленфильма» Вячеслав Тельнов уехал в Москву, на работу в Министерство культуры. На посту руководителя многострадальной студии его сменил не слишком знакомый обычной публике, но очень хорошо известный петербургским киношникам Владимир Шайдаков. А спустя два месяца его работы в редакцию «Фонтанки» стали приходить письма, которые сообщали — «Ленфильм» неуклонно движется к банкротству. Корреспондент «Фонтанки» отправился на студию, чтобы поговорить о текущей ситуации с новым её директором.

- Владимир Анатольевич, вы знаете, к нам приходят анонимные послания о том, что студия движется к банкротству. Якобы, этот вопрос уже обсуждался на недавнем совете директоров с участием Минкульта, Росимущества, представителей АФК «Система»... Какова реальная ситуация, и не могли бы вы рассказать о своей новой работе?

- Я пришел на «Ленфильм»... 3-го марта, очень короткий срок для оценки моей работы — сегодня, когда мы с вами разговариваем, 5 мая. Так что, давайте признаем, что проблемы, которые здесь существуют, они все-таки получены мной в наследство по разным причинам: тяжелые экономические времена, кризис в российском кинопроизводстве и другие. Как оргсекретарю правления Союза кинематографистов СПб и директору Дома кино, мне известны и понятны чаяния и проблемы, которые существовали на «Ленфильме» - сами понимаете, из 900 членов нашего союза большинство - ленфильмовцы. За всем происходящим на студии я следил, и следил небезразлично. Я проникся этой темой еще до того, как сюда пришел, ситуацию знал, людей знал. Хуже был знаком с теми, кто работал в экономическом блоке, и с реальной природой его проблем. Их суть в том, что «Ленфильм» как кинопроизводящая студия сейчас действительно в глубоком кризисе. Мы отстаем. Мы отстаем по свету, по звуку, у нас, конечно, есть уникальная коллекция реквизита и костюмов, которые мы предоставляем для работы и съемок другим студиям, есть павильоны, которые по-настоящему кинематографичны – но они находятся в простое. Заказов мало.

- Что сейчас снимается на «Ленфильме»?

- Основной производственный проект киностудии «Моя бабушка — ведьма» режиссера Сергея Карандашова. Очень талантливый режиссер, очень интересный сценарий. Запускаемся при поддержке правительства Санкт-Петербурга и Министерства культуры. В планах использования базы «Ленфильма» - новый многосерийный фильм о Шерлоке Холмсе производства «Графити фильм продакшен». Это не продолжение работы Масленникова, это совершенно новый проект, но пока о нем можно говорить только «возможно, это случится». Подобный род деятельности студии очень важен. В последнее время базой «Ленфильма» пользовались Владимир Бортко в съемках «Женитьбы Петра», Алексей Герман в озвучании «Трудно быть богом» и другие съемочные компании.

У «Ленфильма» ведь есть и другой аспект деятельности, не связанный с кино, — чисто хозяйственный. Мы вынуждены сдавать в аренду помещения. Эта часть нашей экономики нуждается в оптимизации. Потому что для нас это поплавок для поддержания кинопроизводства, обновления фондов и т.д. Если оптимизацию провести экономически правильно, то мы к концу года выйдем на безубыточность.

- Сейчас у вас убытки?

- Есть квартальные убытки, обоснованные началом года, а во-вторых, полным кризисом кинопроизводства, отсутствием заказов… Когда я пришел на студию, то один из бывших руководителей финансового блока заявил мне - надо банкротить «Ленфильм». Я ответил — фонды, оцененные в миллионы долларов, по определению не могут давать убыток. Значит, так построена работа, что мы неправильно используем эти фонды. Согласитесь? Если есть такие дорогостоящие фонды, то мало того, что их беречь надо, ведь они государственные, их нужно оптимизировать и извлекать из них прибыль. Говорят: «Объективно - «Ленфильм» банкрот». «Подождите, - отвечаю я, - сейчас я вам все посчитаю, сядем, посмотрим, что у нас по кинопроизводству, что по аренде, что можно сделать по уменьшению затрат, которых много, потому что живем мы, как будто на дворе все еще 80-е годы. У нас 43 начальника, у каждого по 2 подчиненных. Это структура «Ленфильма» начала 90-х годов, когда 57 картин было в запуске, а «Ленфильм» 2011-го, когда в запуске фактически только 2 картины, одна в работе, одна в планах — это ведь разные вещи? Значит, структура требует реформы, под функционирование? Может быть, эмоции, которые люди проявляют по отношению ко мне в письмах к вам, связаны в том числе с тем, что я, пусть и мягкой рукой, но навожу порядок. Михаил, вы понимаете — это объективно! Поэтому я никак не веду «Ленфильм» к кризису. На самом деле, я все делаю ради того, чтобы поддерживать в нем жизнь. И верю, что выйти из кризиса возможно.

- Каким образом?

- Разработка стратегии развития студии, создание современной, высокотехнологичной кинофабрики... Это общая фраза, но за ней стоят вполне конкретные действия. Надо выходить на рынок, надо предлагать себя как производящую компанию, заниматься этим очень плотно и твердо. Потому что уходят проекты, уходят! И нужно бороться за каждый. Укрепление позиции киностудии на рынке - однозначно, это один из пунктов моей программы. Поиск инвестиций на модернизацию оборудования, завершение ремонта... Это необходимо, если мы хотим быть конкурентоспособными. Дополнительные источники для оборотных средств... вернее всего, это тоже нужно делать. Формирование эффективной организационной структуры в системе управления, контроль и учет производственных процессов. За эти полтора-два месяца я изучил действия каждой из структур студии, анализируя возможности извлечения какой-то прибыли. У нас есть цеха, они работают на хозрасчетной основе. Это правильно, но должна быть определенная централизация, чтобы все шло в сторону «Ленфильма», никто не мог работать неконтролируемо. Дальше, увеличение доходов от прав на фильмы — много из этого не выжать, но нужно работать и в этом направлении. Мы подняли на 7 процентов заработную плату - с трудом, это сложно, но людей нужно поддержать. У нас существует и преемственность. В планах создание Музея кино, идея предыдущего руководителя, Вячеслава Тельнова, которого я очень уважаю. Суперцель - безубыточность работы - и к концу года мы станем если не прибыльной, то самодостаточной студией. Считаю это возможным. С сегодняшней командой, и с тем настроением, с которым сейчас работает коллектив, я думаю, что ничего невозможного нет.

- То есть, речи о банкротстве нет?

- Да ну, какое банкротство... Да, сложности, да, налоги висят, колоссальные расходы на коммуналку. Да, была зима тяжелая, надо за газ платить, снег убирать. Но что такое банкротство? Это означает поднять ручки — все, больше ничего я делать не могу. А я буду бороться до конца и делать все в законодательном поле, чтобы все было в развитии. Я искренне это говорю и готов положить здесь силы и здоровье, потому что для меня «Ленфильм» не просто красивый бренд. Я живу этой темой. И днем, и ночью, я засыпаю и просыпаюсь с мыслью о «Ленфильме», о том, что сделать и как сделать. У меня нет амбиций — я был директором Дома кино и остаюсь оргсекретарем правления СК СПб. Я пришел не за должностью. У меня другая человеческая задача. Я хочу, чтобы «Ленфильм» был самодостаточным, чтобы о нем перестали говорить в контексте «Ленфильм» гибнет, «Ленфильм» гибнет». Это уже превращается в самовнушение и приходится выводить коллектив из депрессии. Если профессионально работать, то ничего не погибнет.

- Чем закончился совет директоров?

- Подписанием со мной трудового договора и поддержкой плана развития студии.

- А история с объединением «Ленфильма» и мощностей АФК «Система» сейчас на какой стадии?

- Этой истории уже три года, переговоры продолжаются. Мы же все читали выступление министра культуры Александра Авдеева в феврале - где он озвучил схему частно-государственного партнерства, для «Ленфильма» АФК «Система» является стратегическим партнером.

- А не получится, что вы тут думаете, как развивать студию, а через месяц вас объединят с «РВС», придут новые хозяева, и вся эта работа была бессмысленной?

- Я хочу и пытаюсь быть достойным человеком в любой ситуации. Я думаю о порядочности своих действий. Поэтому, если завтра мне скажут: «Владимир Анатольевич, вы не нужны» - этот отрезок жизни я все равно проживу так, как я могу и умею. Ради людей. И это вовсе не пафос.

Скажу крамольную вещь, впрочем, такой вопрос уже обсуждался, когда все мы боролись с приватизацией «Ленфильма»... павильоны не используются, в производстве две картины, большая часть доходов - от аренды помещений, никак не связанной с творчеством и кино... а нужно ли поддерживать такую жизнь? Может, правда, государству лучше продать эту землю?

Если павильоны сегодня простаивают, то это не значит, что они и завтра будут простаивать. Кинобизнес вещь такая. Если мы будем активизироваться, то загрузим павильоны. Даже сегодня, после разговора с вами, у меня встреча с продюсерами. Я сегодня с вами разговариваю метафорами — наверное, историческая школа дает себя знать. У вас поднимется рука отключить искусственное дыхание человеку, если он еще жив?

- Нет.

- И у меня - нет. Так давайте не будем отключать пока. Вот и все. Что нужно сделать? Нажать кнопку самоликвидации, отключить искусственную почку? Нет, жизнь надо поддерживать. Не ради меня, не ради того, чтобы я на работу ходил. А ради того, чтобы тут работал Герман, Бортко, чтобы здесь снимал Сокуров. А отключить и сказать: все, труп - это проще всего. Да нет, не труп - он еще пальчиком-то шевелит! Закончу еще одной, на этот раз кинематографической метафорой. Помните в «Ностальгии» Тарковского знаменитую сцену прохода героя со свечой? Вот, надо верить и донести эту свечу до конца.

Источник: Михаил Гончаров, «Фонтанка.ру»

6 май 2011

Подписаться на новости в формате RSS


последние новости
[архив новостей]

Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 39




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов