Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Новость

Александр Сокуров: Ленинград пока еще не стал Петербургом

Александр Сокуров, имя которого по решению Европейской киноакадемии включено в число ста лучших режиссеров мирового кино, говорил на сей раз не о проблемах отечественного кинематографа…
 
 
 – Александр Николаевич, у кинематографистов есть такое понятие – «уходящая натура». К сожалению, это словосочетание теперь можно отнести и к историческому центру нашего города.
 
 – Потери, которые мы имеем в Петербурге, значительны, но в Москве – больше. Москвичи относились с некоторой иронией, даже высокомерием к тому, как мы здесь воюем, сопротивляемся, а оказалось, что у них за спиной творился тот же самый беспредел. Они только теперь проснулись, а мы боролись всегда. И на телеканале 100 ТВ, и в печатных изданиях, входящих в БМГ, вопросы сохранности исторического центра города поднимались и поднимаются постоянно – и в новостийном порядке, и в обсуждениях, дискуссиях. Мы на «сотке» делали и продолжаем делать проект «Петербург. Хроника разрушений»: шесть серий уже вышли в эфир, готовятся очередные. То, что в рамках закона, в рамках наших возможностей, мы делаем систематически, все время. Борьба идет. Но слишком большие возможности в последние годы приобрели деструктивные силы. Разрушение исторических памятников, культурного уклада жизни происходит не только в Петербурге и Москве, но и по всей России: Нижний Новгород, Ярославль, Вологда, Архангельск, Иркутск, я уже не говорю об Екатеринбурге…
 
  – Один из извечных русских вопросов: кто виноват?
 
 – Без всякого сомнения, есть конкретные люди, которые должны нести ответственность. И это не только власть, но и десятки тысяч исполнителей. В первую очередь – современные архитекторы, никем и ничем не сдерживаемые, люди без моральных принципов и ограничений, и участвующие в этом разрушительном процессе строительные корпорации.
 
  – Знаете, что еще обидно, – центр Москвы был разрушен в середине тридцатых…
 
 – В определенной степени, да. Я еще, простите, во время учебы во ВГИКе видел ныне не существующую Москву, ходил по старому Арбату. Да, многое к тому времени уже было разрушено. Но в такой степени, как в перестроечный период и сейчас, разрушений городов в России еще не было.
 
  – Но ведь Ленинград в тридцатые годы удалось сохранить. Разрушенное во время войны и блокады было восстановлено. А сейчас… Не враг же пришел!
 
 – Враг пришел! Враг! Настаиваю на этом, говорю и всегда говорил. В наших городах идет гражданская война. Иначе сказать не могу. Все же прекрасно понимают: есть неприкосновенные пространства. Не выросло еще поколение архитекторов, которое имеет моральное и профессиональное право прикасаться к Петербургу. Да и в России этого поколения архитекторов еще нет. Я не знаю ни одной фигуры, я не знаю ни одного имени человека, профессиональные достижения которого давали бы ему право строить что-то в Петербурге. Более того! Я убежден: если происходит естественное разрушение здания, не имеющего исторической ценности, на его месте ничего нельзя строить. Пусть будут скверы. Город у нас очень даже не зеленый. Необходим двух-трехгодичный мораторий на всякое капитальное строительство в исторической черте города.
   
 – Александр Николаевич, в тридцатые годы была идея перенести центр города в район нынешней станции метро «Московская». Даже Дом Советов построили…
 
 – Не центр, а административный центр.
   
 – Как вы думаете, если перенести административный центр города, может быть, оставят исторический центр в покое?
 
 – Исторический центр вообще нельзя трогать!
   
 – Но ведь трогают!
 
 – Потому что ни в городе, ни в стране нет системы ответственности – ни ответственности губернатора, ни правительства. Охраной памятников у нас занимается – якобы занимается! – некая загадочная Дама, которая в конечном счете не отвечает ни за что. Как вообще может быть так, чтобы комитет по охране памятников подчинялся правительству города. По сути, тому, кто принимает деструктивные решения в этой области. Когда губернатор говорит, что «мы так много хорошего создаем и, подумаешь, какие-то мелочи…» – это настораживает. Ничего себе мелочи – новодел на Невском проспекте! 
 Все дело в том, что существуют совершенно разные моральные принципы и разная идеология у разных групп населения и вообще у разных людей в городе. Одни руководствуются гуманитарными принципами, а убеждения других – к ним, видимо, относится и большая часть членов правительства города, депутатов и губернатор – находятся за пределами этой гуманитарной линии. Это для всех очевидно, это понятно. Иначе бы с кварталом вблизи площади Восстания не произошло то, что произошло. Глава города разводит руками – она не знает, как это так вышло. Еще и удивляется: а что, разве это так плохо?! Ну как, как это вообще могло быть?! Я прекрасно понимаю, что сейчас на Матвиенко оказывается огромное давление, о котором она боится сказать. Конечно, на губернатора-женщину можно надавить, можно использовать какие-то мотивации… Петербург – удивительный, единственный в своем роде город такого величия. Ничего подобного нет ни в России, ни в Европе. Но надо прямо сказать: у нас, у русского сообщества, сегодня не хватает ни моральных, ни нравственных сил сохранить это сокровище.
 
  – То есть вы считаете, что, если административный центр перенести, ничего не изменится?
 
 – Административный центр обязательно надо переносить. Все так называемые бизнес-центры, бизнес-структуры, конечно же, надо выносить за пределы города. Даже дальше, чем станция метро «Московская». Это решит и транспортную проблему. Об этом депутаты нашего Законодательного собрания Риммер, по-моему, Ковалев говорят все время. Транспортный коллапс в центре во многом из-за того, что туда стянулась вся эта бизнес-тусовка, все эти бизнес-группировки.
 
  – Да и им, если разобраться, не нужен центр.
 
 – Им нужен центр города, им культура не нужна. Им нужны рестораны, ночные клубы, игровые дома и, наверное, публичные. Прочь со всем этим из исторического центра! Петербург – это центр культуры страны. Здесь должна властвовать культура. Музеи, театры, библиотеки, архитектура – все, что связано с культурой.
 
  – Сейчас можно слышать: нет, не может быть, да и при Лихачеве уже не было той небесной линии, которую он проповедовал.
 
 – Небесная линия есть. Наши глаза нас не обманывают. Да, конечно, есть и прорывы в прекрасной небесной ткани, уже есть что латать. И пока еще возможно залатать. Было бы желание. Пример Вячеслава Адамовича Заренкова показателен. Мы все прекрасно понимаем, что строительство Биржи было одобрено городскими властями, губернатором. Но человек понял, что совершена ошибка, нашел в себе мужество, нашел средства, сделал все, чтобы не было прорехи. А рядом – архитектурное чудовище! Мы все прекрасно понимаем, что все делается, к сожалению, умышленно. Беда и трагедия Петербурга в том, что все делается умышленно. Это не градостроительные ошибки. Торжество архитектурной бездарности.
   
 – Они, может быть, и не бездарные…
 
 – Бездарные! Я настаиваю на этом термине! Если бы какое-то дарование было, разве появилось бы ну хотя бы что-нибудь в Петербурге из того, что мы видим. Ничего! Я, работая над «Фаустом», много времени провел в Германии. Там совершенно другая история. Абсолютно другой подход – и в больших, и в малых городах. Все старое сохраняется, реставрируется. Там даже вывеску на здании просто так нельзя сменить. Там никто не считает, что жить в городе-музее постыдно. В Европе прекрасно понимают, что культура – это основа жизни. Ничего нет выше и ценнее культуры. Культура выше политики, выше государства.
 
  – Петербург находится не в горном ущелье. Что мешает двинуться в сторону Москвы?
 
 – Амбиции. И преступный сговор. Они держатся за исторический центр, потому что им хочется, чтобы их кресла, их автомобили были в «благородном окружении». Создание делового центра за пределами города – это вопрос только политической воли.
  Как можно тратить деньги на газпромовскую «кукурузину», когда сотни тысяч людей живут в коммунальных квартирах в ужасающих условиях?! Когда тысячи молодых семей понимают, что никогда не смогут получить ордер на жилье. Как с точки зрения морали можно спокойно смотреть на все это? И без всяких угрызений совести заявляются амбиции! Да пустите вы деньги, предназначенные на строительство газпромовской башни, на выселение людей из коммуналок. Решите проблему коммунальных квартир раз и навсегда. Десятки моих друзей, молодые семьи, не знают, что делать, потому что приобрести квартиру невозможно. Даже комнаты в коммунальных квартирах стоят запредельно. Ровно столько, сколько однокомнатная квартира в Берлине. Зато, куда ни глянь, бизнес-центры. И это при том, что бизнес в городе еле жив... Петербург – бедный город. Посмотрите, в каком чудовищном состоянии «Ленфильм».
   
 – Александр Николаевич, хочу процитировать заметку в интернете: «Кинорежиссер Александр Сокуров в результате многоступенчатого отбора стал единственным претендентом в номинации «Подвиг» премии «Хранители наследия», которую вручает Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Приз в номинации «Подвиг» вручается «за смелость, бескомпромиссность и принципиальную позицию, проявленные в борьбе за сохранение объектов культурного наследия, исторического облика городов страны». Когда мы говорим «хранители наследия» – это понятно, но когда читаешь: номинация «Подвиг» – настораживаешься. Неужели выражение своей гражданской позиции, скажем участием в митинге, который состоялся в субботу на Пионерской площади в защиту исторического облика Петербурга, – это подвиг?!
 
 – Я сам удивился номинации, но мне разъяснили, что имеется в виду. В том числе и история, когда я в числе других в защиту города подписал письма президенту, в Госдуму и в Совет Федерации. Нам предложили отозвать подписи, многие отозвали. Среди них есть и почетные граждане. Это, я считаю, – позорно. Я не мог позволить себе такое. В то время я ставил оперный спектакль в Михайловском театре, спектакль был закрыт, я уволен. Но я не жалею, что поступил именно так, хотя мне очень хотелось осуществить эту постановку.
  Я же имею ответственность перед обществом. Меня удостоили звания народного артиста. Должен же я чувствовать ответственность? Думаете, мне приятно постоянно иметь конфликты?! А угрозы, которые иногда раздаются в мой адрес? А присутствие на митингах «в защиту»? В окружении милиции. Никакого удовольствия не испытываешь, когда люди в мундирах смотрят на тебя с ненавистью, сжав зубы. Раздайся команда, они бросятся избивать. К сожалению, у нас с ними одна родина. Да и у властей, которые отдают такие команды, принимают немыслимые решения, все время хитрят, одна с нами родина. Беда. Я сегодня понимаю людей, которые уезжают из России. Это уже не единичные случаи. Я знаю многих, кто собирается покинуть страну. Потому что у людей нет веры, что будет стабильность. Мне многие говорят: раз уже начали на Невском хозяйничать… Когда меня спрашивают, уезжать или нет, я не знаю, что отвечать. Молодым, наверное, надо уезжать – учиться. Потому что получить качественное высшее образование на честно заработанные деньги могут далеко не все. Слишком дорого. Одна из абсолютных ошибок новой власти – это платное высшее образование. Первое, или второе, или третье – неважно, оно должно быть бесплатным. Образование не имеет цены. В этом достоинство государства.
   
 – От этого зависит будущее государства.
 
 – И настоящее. Мы же с вами и говорим о качестве образования на примере того, что творится в архитектуре. Пока еще эти юные и молодые волки сидят тихо, прижав уши, по своим архитектурным мастерским, по студенческим аудиториям… Я не видел ни одного студента архитектурного вуза на митингах в защиту исторического центра, зданий-памятников. Все они сидят и ждут, когда раздастся свисток и им отдадут город на разграбление. А волки, что постарше, уже ходят стаями по городу, метят – в Петербурге стоит запах мочи. Там, где пометили, заборчик: «Это здание в критическом состоянии!» А в другом месте еще что-нибудь придумают. Считайте, приговор подписан.
   
 – Однако безрадостную картину вы нарисовали.
 
 – Это не картина, это только эскиз. Картина будет потрясать. Но я хочу сказать: то, что происходит сейчас в Москве в отношении градостроительной политики бывшего мэра, неизбежно произойдет и здесь. И, мне кажется, Валентина Ивановна не должна позволить себе войти в историю города как разрушительница. Первая женщина-губернатор и – разрушительница! В ее силах сейчас остановить губительные процессы. Хватит ли у нее на это мужества, хватит ли у нее на это решимости, не знаю.
 
  – В Египте, в Гизе, я подумал: а ведь древним египтянам и в голову не могло прийти, что почти три тысячелетия спустя пирамиды будут кормить их далеких потомков. Так ведь и творения великих зодчих в нашем городе…
 
 – Конечно! Конечно! Вот говорят: для того, чтобы Дворцовая площадь работала, надо проводить концерты, строить ларьки. Бред! У Дворцовой площади есть работа! Она работает Дворцовой площадью. И этой своей работой она зарабатывает больше, чем все городские коммерсанты, вместе взятые, умноженные на тысячу. Они ничего не создают! Все достижения современного российского экономического процесса – продажи. Продажа, перепродажа. Продажа денег, перепродажа денег. Деньги делают деньги. Кто был сейчас на Кировском заводе, тот знает, в каком состоянии цеха этого прославленного предприятия и что там производится. А Дворцовая площадь работает Дворцовой площадью. Стрелка Васильевского острова имеет свою, свою очень важную, большую работу – она работает Стрелкой Васильевского острова. Невский работает Невским. Не надо его нагружать другой работой. Он эту работу прекрасно делает. Лучше, чем все предприниматели.
 
  – Александр Николаевич, что же надо сделать, чтобы наконец это поняли те, от кого зависит градостроительная политика в нашем городе? 

  – Надо бороться! Быть в диалоге с обществом и честными людьми из власти. К сожалению, судебная власть и, видимо, прокурорские структуры стоят не на стороне защитников города. Хотя мне непонятно, как так может быть. Почему прокурор города не выражает никакой своей ни гражданской, ни профессиональной позиции. И тем не менее каждый из нас не должен молчать, он должен делать в защиту города то, что может, что в его силах. Вот это самое сейчас важное. Но! Давайте называть вещи своими именами. Наш город еще не стал Петербургом. Он, без всякого сомнения, по-прежнему Ленинград. И по менталитету горожан тоже. Они – за редким исключением – не желают защищать свой город.
 
 
Источник: Владимир Желтов. НЕВСКОЕ ВРЕМЯ.20 октября 2010 года

20 окт 2010

Подписаться на новости в формате RSS


последние новости
[архив новостей]

Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 41




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов