Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Новость

Русский авангард

– Я потрясен, что вас собралось человек 20. Для советского авангарда это огромная аудитория, – с этих слов начал свою лекцию Валерий Бондаренко, киновед, педагог, писатель, культуролог, один из руководителей самарского киноклуба «Ракурс». – Кино это смотреть непросто, потому что исторический контекст уходит и мы перестаем понимать, что там люди делают.


Два непростых киновечера решился устроить тольяттинский киноклуб «Колизей», посвятив их 100-летию российского кинопроизводства: четыре фильма начала ХХ века, предваряемые лекциями Валерия Бондаренко «Советский киноавангард». 15 октября показали «Новый Вавилон» Григория Козинцева и «Строгого юношу» Абрама Роома. На 29-е запланированы «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова и «Окраина» Бориса Барнета.

Передать в нескольких словах яркий, богато украшенный цитатами и образами монолог Бондаренко нет никакой возможности. Поэтому приведу лишь несколько ключевых моментов.

– Я хотел бы сказать о вещах принципиальных. Знаете, в XIX веке один рецензент написал едкий фельетон про картину Эдуарда Мане: «Художник не понимает ничего. Более беспомощной, жалкой, бессмысленной картины представить себе просто невозможно». Подпись – Федор Достоевский. Или вот Толстой пишет художнику Николаю Ге: «Вы бы картину, что ли, написали о пьянстве». А Крамской с Репиным сожалели о том, что Франция впала в деградацию: «Их интересует свет и воздух». «Это ужасно, это не наш путь», – пишет Крамской. А Репин отвечает: «Да, наш путь – это путь содержания, исторического смысла. Это путь обнажения язв жизни, путь восстания».

Российская культура с изобразительностью не дружила никогда. И, по моему глубочайшему убеждению, не дружит до сих пор. Свет и воздух – что может быть важнее в жизни? Райнер Рильке, великий немецкий поэт, хорошо знавший русскую жизнь, писал: «У русских вообще нет созерцательности. Они совершенно не понимают красоты созерцания. Они когда начинают на что-то смотреть, им тут же надо вмешаться». Мы предпочитаем сюжет созерцанию. Свет, воздух не имеют никакого значения, не для того существует живопись. Поэтому картины «про пьянство» для нас важнее.

Мне часто приходится слышать вопрос: «Что хотел сказать автор в своем фильме?» Вас эта формулировка никогда не ужасала? В ней вообще речи нет о визуальности. Словно мы обсуждаем книгу, а не кино. Фильм – всего лишь условие, для того чтобы нечто выразить, сказать! Мы абсолютно вербальные люди.

В русской культуре существует глубочайшее противоречие между видимостью и сущностью. Исторически так сложилось, что видимость ничего не значит. Любой миметический образ (натуралистический, похожий на реальность) – это Антихрист. Он соблазняет нас подражанием. Поэтому русские классики так негативно встречают кинематограф. «Тени, тени, все пустое. Ни в чем нет жизни», - пишет Горький после киносеанса.

В Японии, второй такой стране, перед фильмом выходил человек и рассказывал содержание – от начала и до конца. И только потом начиналась картина, которая иллюстрировала этот текст. Истина ни в коем случае не может быть на экране, она должна привноситься извне. Отсюда этот грех иллюстративности в нашем кинематографе, о котором мы говорим и сегодня. Есть текст, который люди иллюстрируют. Изображение до эпохи русского авангарда никогда не было самоценным. Более того, его надо было бояться. И вплоть до начала ХХ века эта традиция сохранялась.

У русского фильма есть несколько основополагающих признаков. Я думаю, сейчас вам будет очень смешно, по крайней мере, я всегда веселюсь, когда про это вспоминаю. Во-первых, русский фильм – медленный. Во всем мире об этом знают. Там всегда все медленно, очень длинно. Во-вторых, он плохо кончается. Финал должен быть трагическим абсолютно. Потому что все, что мы можем изобразить на экране, – это мир видимостей, царство Антихриста. Если картина кончается хорошо – это не русский финал. Истина должна торжествовать, видимость разоблачаться. И третье: там есть «вставные номера». Это моменты, когда актеры впадают в экзальтацию. У знаменитых русских актеров всегда был такой момент, когда они внутри, молча переживали трагедию. Действие фильма останавливается, и Вера Холодная начинает дышать. Дышать обязательно, потому что Станиславский им объяснил, что дыхание является носителем индивидуальности, дышать и прерывать дыхание – это и быть актером.

Таков русский фильм был до авангарда, во многом таким же он остается и сейчас.

И вдруг появляется советский авангард: кино, утверждающее индивидуальную волю. Авангард – это всегда протест художника против конвенции, неписанной, но строгой договоренности, «каким должно быть кино». Личная воля художника нарушает эту конвенцию. Он говорит, что кино – это игра, это не подражание жизни. Здесь убитые в перестрелке могут тут же встать и начать стрелять дальше. Здесь ни с того ни с сего в кадре могут начать летать шляпы. Художник творит реальность по своей прихоти. Кино становится быстрым, с невероятными монтажными переходами, немыслимыми комбинационными решениями. Цирк, мюзик-холл, не имеющий никакого отношения к жизнеподобию. Они рвали все связи. Многие историки кино считают, что именно тогда был создан, изобретен весь киноязык. В 20-е годы киноязык изобретался каждый день, на съемочной площадке. Это была революция во всех смыслах.

Кстати, фильм Козинцева «Новый Вавилон» вышел в 1929 году, когда все закончилось. В тот год в кино пришел звук. Как только фильмы стали звучать, опять восторжествовала концепция не монтажная, не творимая художником, а «как в жизни»: птички поют, люди говорят, коровы мычат.

Клайд

Источник: "Городские ведомости" №121 (886), 25.10.2008
3 ноя 2008

Подписаться на новости в формате RSS


последние новости
[архив новостей]

Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 72




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов