Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Новость

Дмитрий Фролов: «если я снимаю какой-то свой фильм, погружаюсь в него максимально, и герои начинают жить во мне. Это опасный процесс...»


Режиссер Дмитрий ФроловИ всё-таки на данный момент рынок лицензионных DVD с авторским кинематографом достаточно ограничен. И мы даже не представляем себе, сколько интересных лент от талантливых режиссёрах лежат «на полках» и ждут своего часа. Иногда правда они перемещаются территориально, от фестиваля к фестивалю. Но нам, зрителю, не поспеть за всеми публичными показами и не всегда мы можем сделать удачный выбор. Проблема в целом известная и отчасти решаемая.
За сим представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью, данное проекту ИНОЕКИНО и газете Смотри Настоящее Дмитрием Фроловым. Ленинградский режиссёр с чутким пониманием своего дела. Почитатель таланта эксцентрика Хармса и феномена «серебряного века». Экспериментатор в кино, как в визуальном искусстве. Знакомимся…


А.Б. - Когда вы начали снимать самый ваш известный фильм «Клоунада» по мотивам произведений Хармса, вам было всего 22 года. Что вообще на тот момент уже имелось в вашем режиссёрском багаже?

Д.Ф. - Было несколько короткометражных фильмов. Кстати, всегда очень интересно: каким фильмом открывать свою фильмографию? У тех, кто начал свою скажем так кинематографическую карьеру в официальном учебном заведении, ведётся отсчет либо с первой курсовой работы, либо с дипломного фильма. Так как мой путь начался по-другому, я считаю официально первым своим фильмом "Бородинскую битву" - наиболее удачный и своеобразный опус. В сущности, это первый фильм-лубок в СССР. Он даже был относительно известен в те годы, а мне было 17 лет. Когда я пришел из армии и сходил на сеанс фильма Овчарова "Левша", я даже решил, что он позаимствовал идею юмористическогот взгляда на историю у меня. После армии я восстановился в своём институте (ныне Университет Кино и Телевидения) и погрузился в авангард: начал рисовать, снимать авангардные фильмы на киноплёнку. Только через пару лет, в конце 1988 года я узнал о течении "параллельного кино" и, кстати, принял участие во Втором фестивале параллельного кино, который проходил в начале 1989 года в Ленинграде. Проводили его москвичи Олейниковы и Сергей Добротворский. "Клоунада" была по сути дела первым моим полнометражным фильмом.

А.Б. - Почему фильм так долго пролежал на полке, только из-за финансовых возможностей?

Д.Ф. - Дело в том, что независимое кино, если понимать этот термин правильно и буквально, есть попытка автора создать произведение минимально зависимое от кого бы то ни было, то есть приблизиться в этом плане к художнику, рисующему что ему вздумается на холсте. Таким образом и все вытекающие вещи зависят только от него, а производство фильма включает в себя не только съемку, но и распространение своей работы. И если не существует дистрибьюторских контор, берущихся за эту работу, то всё делает сам творец, а это не только деньги, но и масса времени. Скажем так: фильм снимался на киноплёнку, озвучивался тогда на магнитку, то есть показ осуществлялся с двух носителей. Имелась всего одна копия фильма. Для того, чтобы его распространять, нужно было отпечатать несколько копий, а это накладно. Попытка реставрации фильма проходила в несколько этапов. В середине 90-х был частично отреставрирован звук и поверхность киноплёнки, несколько зацарапанная на квартирных показах в первые годы. Когда начал подходить юбилей Даниила Хармса была осуществлена решающая попытка освежить фильм. Тогда он был официально показан на кинофестивале "Литература и кино" в Гатчине. Этот показ считается его официальной премьерой.

А.Б. - А считаете ли вы, Дмитрий, «Клоунаду» своим самым сильным и удачным произведением?

Д.Ф. - Во всяком случае этот фильм снимался с серьёзным подходом. Проходили репетиции, предварительно съемкам записывался звук. Не покривлю перед истиной, если скажу, что полгода жизни и все тогдашние деньги я отдал только этому фильму, не отвлекаясь на посторонние дела.

А.Б. - Известно, что вы снимали клипы для Леонида Фёдорова, в том числе и на песню «Голова-Нога». Кстати, на неё же в последствии сделал небезызвестный клип и наш друг аниматор Мунтян из КОМС. Откуда произросло такое сотрудничество? И как, с Фёдоровым вообще работается?

Д.Ф. - История клипов к альбому Лёни Фёдорова "Зимы не будет" такова: Как-то приехал ко мне Лёня и Леша Ананьев с намерением снять какой-нибудь клип к тогда ещё новому альбому. Что мы и сделали у меня дома. Потом, после съемок, в виде примера я показал Лёне материал, который я снял ранее, за несколько дней до смерти моей бабушки. Этот материал я даже не хотел проявлять, поскольку сомневался в моральной корректности подобных съемок. Всё же я решился его проявить чисто для себя, для памяти. Как оказалось, Лёня запомнил эти кадры и попросил меня их перевести на видео, что я не без некоторых колебаний, сделал. Туда вошли также наши семейные фотографии. Практически без видеомонтажа материал вошел в клипы. В общем, получились весьма сильные клипы, где старушка как бы вспоминает свою жизнь перед смертью, смотря на старые снимки. Монтируя на высококачественном монтажном столе, где собирались клипы Кальварского, Лёша и Лёня все же решили оставить для большей документальности мои киношные склейки. Вот такая история! Кстати, все три эти клипа вошли в юбилейный DVD группы АУКЦЫОН "Как слышится, так и пишется".

А.Б. - Что собственно именно вас в возрасте 22 лет толкнуло на попытку экранизации абсурдных произведением Хармса? Не было ли это просто модой или как говорится «на волне эмоций»?

Д.Ф. - Рождение замысла всегда таинственный и мистический процесс. Само собой эмоции имели место быть. Моды же тогда, извините, не было. Она появилась позднее. Произведения Хармса совпали с моим внутренним миром. У меня всегда так: если я снимаю какой-то свой фильм, погружаюсь в него максимально, и герои начинают жить во мне. Это опасный процесс... Во время съёмки фильма мне даже встретился живой Хармс. Он ехал со мною на электричке в сторону Пушкина. И это были не галлюцинации, уверяю Вас!

А.Б. - Декаданс, как тематика, сейчас для вас пройденный этап
или всё-таки остаётся некой оболочкой или просто магической силой?

Д.Ф. - Нужно определиться в понятиях значения слова "декаданс". Если это эстетика разложения, деструкция, распад, то подобного в своём творчестве я не вижу. Никогда я не эстетизировал образ жизни богемы или околоартистической тусовки как принято говорить. Меня интересует феномен расцвета искусств, науки, мысли "серебряного века" (начала ХХ века). Только кажется мне, что, к сожалению, это была вспышка развития перед полным разложением и умиранием, как осенью природа полна запахов и цветов перед зимой. Красота разложения обманчива. И если ею сильно увлечься, непременно сам впадёшь в это состояние. В этом смысле магия здесь присутствует.

А.Б. - Вы относительно недавно сняли немое кино «Над Озеромъ». Не расскажите, Дмитрий, немного о замысле данного проекта и о том, что в итоге, по-вашему мнению, из данной затеи получилось?

Д.Ф. - Вся наша жизнь вырастает из детства. Каждое лето в школьные годы я проводил на даче в Шувалово в старом дореволюционном доме с привидениями. Гулял среди Суздальских озёр. Там же впервые увидел как снимается кино - гениальный Рерберг с Михаилом Казаковым на нашем вокзале снимали "Безымянную звезду". Там же, в Шувалово, снимал и я свои первые фильмы.
Позже, читая стихи Блока (в частности "Незнакомку" и "Над озером", написанных в тех же местах) я поражался узнаваниям знакомых уголков: знал место на холме у старого кладбища, откуда герой поэта любовался озером и описывал закаты над ним, покупал ещё хлеб в блоковской булочной с облезшим кренделем (помните: "чуть золотится крендель булочной" в "Незнакомке"?).
Стало быть, это всё, связанное с местами моего детства, было впитано мною тогда. Я знал эту атмосферу. Затем возникла идея снять фильм средствами немого кино, реконструировать это буквально. Я нашёл старую камеру с ручкой, передающей движение от руки плёнке, и буквально руками снял на старой чёрно-белой плёнке изображение. Получилось то самое немое кино. Много лет я искал возможность реконструкции киносеанса начала ХХ века. Значит, в зале должна звучать живая музыка! Наконец, нашёлся единомышленник - классический композитор Сергей Осколков, который написал и сам сыграл свою музыку на премьере в старом дореволюционном кинотеатре на пианино. С ним же мы ездили в Москву представлять фильм в клуб независимого кино "Синефантом". Реконструкция осуществилась! Потом фильм неожиданно пригласили на неделю Блока в Бельгию...

А.Б. - А сейчас вы сами современное кино смотрите? Что-то
цепляет?

Д.Ф. - Я смотрю кино по мере возможностей. Что-то иногда цепляет. Радует не умирающий профессионализм Михалкова, печалит вырождающееся авторство Сокурова. О блокбастерах говорить не буду - Америку в индустрии развлечений нам не догнать. Если говорить об искусстве кино серьёзно, то, не боясь быть банальным, вынужден констатировать факт: гениальнее и глубже Тарковского пока никого не было!

А.Б. – Не было ли планов попробовать выпустить официальную лицензионную копию фильма на DVD или кинопрокатчики на это не хотят идти?

Д.Ф. - Планы планами, а дело делом. Для реализации подобного проекта нужен спрос. Кто-то этим должен заниматься! Дистрибьютор должен знать сеть распространения своей продукции, в данном случае авторского кино, возможный тираж, он и заказывает музыку... Предложений такого рода ко мне пока не поступало.

А.Б. - Что пожелаете петербургскому
кинолюбителю?

Д.Ф. - Терпения и вдохновения.


Беседовал с автором Алексей Бажин, СМОТРИ НАСТОЯЩЕЕ!



29 янв 2008

Подписаться на новости в формате RSS


последние новости
[архив новостей]

Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 28




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов