Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Режиссер

Иван Александрович Вырыпаев

Иван Александрович Вырыпаев Дата рождения: 3.8.1974


Биография:

Режиссер, актер и драматург.

Иван Вырыпаев родился  в городе Иркутск. В 1995 г. окончил Иркутское театральное училище отделение "Актер драматического театра".
1995 1996гг. - актер Магаданского театра.
1996 - 1998гг. - актер "Театра драмы и комедии" на Камчатке.
1998г.- основал Театр-студию "Пространство игры" в Иркутске.
1998г. - студент Высшего театрально училища им. Щукина, заочного
факультета, отделения "Режиссер драматического театра".
1999 - 2001 гг. - преподаватель мастерства актера в Иркутском. театральном училище, на курсе Вячеслава Кокорина.
2001г. - участник Центра новой пьесы "Театр. doc".
2005г. - участник нового театра "Практика".
2005г. - создатель агентства творческих проектов "Движение Kislorod".

Иван Вырыпаев. Учится не снимать кино

Иван Вырыпаев – модная персона, что тут скажешь. И раньше был, когда в качестве адепта «новой драмы» писал пьесы и ставил спектакли – «Кислород» и «Бытие-2», вызвавшие в свое время возмущение напополам с восхищением. А после того, как дебютировал в кино, сняв фильм «Эйфория», стал и вовсе героем: «Эйфорию» награждали на отечественных и зарубежных фестивалях, а критики почти в один голос кричали, что Вырыпаев явил миру образец античной драмы. Режиссер недавно побывал в Петербурге, привез в очерденой раз театральные проекты, один из которых, «Кислород», был показан в последний раз. Оторвавшись от работы (Вырыпаев, по собственному признанию, на гастролях перманентно работает – пишет, а в Петербурге особенно много), он нашел время и встретился со зрителями.

Мы всегда рады приезжать в Петербург, но этот вопрос по большей части упирается в финансы. Такой спектакль как «Июль», например, нельзя играть в подвале – здесь нужна малая сцена Александринки, как минимум. Окупится ли это? Найдутся ли зрители, которые смогут за это заплатить? Я бы с удовольствием работал только в России, это удивительно – играть спекаткли в своей стране. Но просто на Западе, в отличие от России, все это нарасхват: они моментально за все цепляются, еще спектакль не вышел, а нас уже пригласили в несколько стран. Они театр ценят, помогают ему, у них для этого даже специальные фонды есть. - Ваши пьесы часто ставят за границей. Вы смотрите эти спектакли?
- Я специально не езжу на просмотры, потому что постановок много – больше двадцати, а у меня нет времени. Так что видел всего два «Кислорода» одного и того же режиссера в Болгарии и в Бельгии.
- Какие пьесы здесь пользуются большей популярностью у режиссеров?
- Есть такая пьеса «Валентинов день» - я ее не очень люблю, мне кажется, это неудачная пьеса. Но почему-то как раз ее всюду ставят, а остальные – как-то не очень. С другой стороны, где их ставить? Я как-то плохо представляю себе «Кислород» в каком-нибудь академическом театре. Здесь это никому не надо. Здесь вообще… Мне Володя Сорокин рассказал недавно, что у него в Нью-Йорке, в одном из самых престижных издательств книга выходит. А в России проходит конкурс «Национальный бестселлер», вручают премию Дмитрию Быкову – а Сорокина даже в числе номинированных нет! У нас совершенно перевернутое сознание… Сорокин – один из лучших писателей, на Западе продается – а здесь после него помещение чуть не с порошком моют. В Москве вот случился некий прорыв – и все благодаря нашему театру «Практика» (Эдуард Бояков – художественный руководитель, а я – арт-директор), который стал неким культурным центром. Там тоже не все гладко – есть хорошие спектакли, есть не очень хорошие. Но это место, вокруг которого уже сплотились очень интересные люди. Мы же не только спектакли показываем: у нас проходят встречи, дискуссии на самые разные темы. По сути мы пытаемся воссоздать то, что когда-то происходило в Политехническом институте. Сейчас, конечно, масштаба такого нет, потому что люди так, как тогда культурой не интересуются.
- Вы собираетесь еще работать в кино?
- Не знаю пока, «Эйфория» только что вышла… Дело в том, что я не очень удобный режиссер – я же не коммерческое кино снимаю. Хотя «Эйфория» - первый артхаусный фильм, который отбился в прокате. Но это случайно получилось, я думаю. Если бы нас не пригласили на Венецианский кинофестиваль… У нас же не было денег на рекламу; все, что вы видели на канале СТС – это бесплатно нам досталось, исключительно из-за любви Александра Роднянского к нашему фильму. Идеи у меня есть, конечно, но осуществить их сложно, потому что мое предложение к продюсерам звучит примерно так: это очень дорого и абсолютно неокупаемо. В общем, пока нет, ничего снимать не хочется. Хичкок говорил: «снимать фильмы может каждый. Не снимать – дело избранных». Нужно еще научиться не снимать…
- Почему вы выбрали Дон местом действия вашего фильма?
- Дело в том, что жена моя Полина Агуреева, она же исполнительница главной роли оттуда родом, она донская казачка. И мы там, на Дону были за год до съемок – отдыхали. Там невероятная красота – кинопленка даже не может этого передать. А люди там живут – и не замечают, где они живут. Никакой личной истории здесь нет. Я вообще против исповедального искусства. Для меня ведь это не авторский фильм, а чисто жанровый. У этого фильма, я знаю, есть ярые противники. А почему? Потому что если смотреть его как авторское кино, то тогда к нему, конечно, много претензий. А я просто попытался сделать настоящую трагедию – именно как жанр. Никто не верит, конечно…
- Сейчас вообще много говорят о том, что пришло время классической, античной трагедии – и не только в связи с «Эйфорией». Почему вдруг сейчас это понадобилось зрителям?
- Знаете, я думаю, что искусство либо вообще все погибнет, либо выживет именно таким способом. Возрождение высокого искусства возможно, потому что постмодернизм, конечно, себя уже исчерпал. Я вам скажу одну вещь… меня потом за это камнями забросают, ну да ладно… Сейчас появилась новая публика. Это умные люди, блестяще образованные, которые заканчивали Гарвард-Оксфорд, зарабатывают много денег, ездят по всему миру и видят лучшие спектакли. И здесь они хотят видеть то же самое, они этот совок видеть уже не могут.
- Вы к этой аудитории апеллируете?
- Я-то апеллирую к любой аудитории, которой это нужно. Она, конечно, очень разная – публика. И разные люди тянутся к высокому. Русское искусство только это может предложить на самом-то деле. Все остальное – социальное искусство, политическое – это блистательно делают в Германии, Англии. Мы просто не умеем так делать, и конкуренцию им в этом составить не сможем. У нас мозг не так устроен.


Фильмы Иван Александрович Вырыпаев:

Эйфория
Короткое замыкание (2009)
Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 45




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов