Уважаемые друзья!
Интернет магазин INOEKINO.ru приостанавливает обработку заказов.
С уважением, администрация INOEKINO.ru

Бессмертный абсурд



В начале 1980-х его считали городским хулиганом, в годы перестройки – чуть ли не городским сумасшедшим, а теперь все чаще слышны мнения о том, что Юфит – очень нежный и талантливый художник. Простой такой... сумеречный, метафизичный. Ну а как иначе скажешь, если режиссер Евгений Юфит был первым, а теперь остается, по всей видимости, последним некрореалистом на планете?

Движение некрореализма строилось на столкновении противоречий в самое что ни на есть противоречивое время. Некро – это отсутствие жизни, а реализм – ее наличие, бурление и кипение во всех видах. Придумал этот термин сам Юфит, потому что в своих произвдениях часто размышлял о смерти, впрочем, натуралистично ее никогда не демонстрируя. Лишь один раз, в соавторстве с Владимиром Кустовым несколько лет назад, Юфит все-таки поразил общественность мрачной выставкой в Музее судебной медицины – но и тогда за натуралистичность гниения и разложения отвечали не работы художников, а жуткие экспонаты музея.
«Смерть в некрореализме символична, в ней нет ничего отвратительного, - говорит Юфит. – Наоборот, отторжение мрачного приносит радость и веселье. В моих работах нет ни выстрелов, ни убийств, ни крови. Это гротеск, пародия, черный юмор, комедия абсурда. Причем приправленные интересом к советскому прошлому и тематике смерти и суицида, которые преподносятся в пародийном ключе. Циничное отношение к своей жизни вообще присуще русскому менталитету. По натуре я достаточно веселый человек. У меня всегда была страсть к черному юмору, к анекдотам....»
Но главный признак некрореализма, помимо ухода кого-нибудь из героев в мир иной под задумчивые улыбки аудитории, – свободно-ассоциативное прочтение зрителем того, что он видит на экране. И, конечно, приоритет изобразительной природы кинематографа над рассказом: в фильмах Юфита не разговаривают, да и звука там почти нет, если не считать шуршания пленки и стрекота крутящейся бобины, наложенных на картинку как шумовой фон (например, в полнометражной ленте «Деревянная комната»). «Мне хочется работать в немом кино, - сетует режиссер, - но это невозможно в силу объективных обстоятельств. Для меня кино и фотография неразделимы. Композицию кадров моих фильмов я выстраиваю сам и их можно рассматривать как отдельные фотографии. Больше всего меня интересуеют картины 1920-х – Вертова, Кулешова. Это чистое кино. Звук и цвет, появившиеся позже, резко сузили, по-моему, диапазон художественного творчества. А к видео я отношусь скептически. Для меня это не более чем информация».
В творениях Юфита бесполезно искать сюжет. Это свободные импровизации, полет фантазии. Немецкий экспрессионизм смешать с французским сюрреализмом, добавить русских берез, болот и безысходности, хорошенько взболтать, бросить щепотку неопределенности в финал – и любимый кинококтейль Евгения Юфита готов. Кинематограф для него – это не компьютерные эффекты, не анимация, не виртуальная реальность. А сосредоточенность на реальности.
Главный герой фильма 1995 года «Деревянная комната» — кинооператор (Владимир Маслов), одержимый фиксацией на кинопленку разных «маргинальных проявлений», как тактично окретсили их кинокритики. Его герои – насильники, самоубийцы, обезумевшие животные. Чем дальше, тем сложнее понять, где мир реальный, а где фантазии художника. И которого художника – Юфита или безымянного персонажа-оператора. В конце фильма кинооператор сам становиться объектом и жертвой своих же исследований. Эта картина участвовала в Роттердамском кинофестивале.
Как все начиналось? «В начале 1980-х я и мои друзья увлеклись постановочной фотографией, - говорит Юфит. - Мы разыгрывали какие-то сюжеты, связанные с социальным гротеском, и утрировали их в сторону черного юмора с элементами насилия, психопатологии, различного рода травматизма. Но в какой-то момент мне показалось, что эта наша затея исчерпана. Мне захотелось временного измерения, я начал ощущать потребность развить эти сюжеты в кино».
Первые кинопробы были сделаны Евгением Юфитом на 16 мм пленке в 1983-ем году, эти кадры потом вошли в фильм «Лесоруб» (короткометражка 1985 года, где абсурдисткие погони за «лжетуристом-оборотнем», эксцентричные драки и бессмысленные убийства перемежаются с кадрами советской хроники – например, пионерами, выпускающими белых голубей. В конце старушка из той же хроники осуждающе качает головой). А первый свой цельный, завершенный фильм он снял в 1984-ом году весной. Это тоже был, по сути, стихийный хэппенинг. Сюжет развивался как бы сам по себе, не было идеи, не было даже какого-то замысла. «Мы поехали на электричке за город. У кого-то в нашей компании была матросская майка, у кого-то пила, у кого-то бескозырка, и я предложил одеть кому-нибудь это все и выйти из поезда. Человек вышел, я снял это, человек шел дальше, я снимал. И так шаг за шагом, сам собой сюжет развивался. Дальше у кого-то нашлись белые халаты (это все было для фотосъемок приготовлено), я предложил: «Ну, наденьте и бегите за ним». Возникла линия преследования: моряк уходит в лес, а за ним бегут какие-то санитары. Вот так совершенно спорадически появился мой первый фильм «Санитары-оборотни». И я понял, что кино снимать достаточно просто и интересно. Главное – весело. Ну, и пошло-поехало...».

Алла Юрьева для "Смотри настоящее!"

Каталог жанры / теги
полное облако тегов
Сейчас на сайте:
Зарегистрированных: 0
Гостей: 94




Реклама на сайте

Гость
При регистрации
вы получаете
возможность отслеживать состояние ваших заказов

Регистрация


Магазин Иное Кино





Разработка сайта
Фильм добавлен в корзину
ИНОЕКИНО
интернет-магазин
В вашей корзине
пока нет фильмов